На главную страницу Другие произведения Содержание << Глава 13 Глава 15 >>

Эдем Оразлы. Операция "Крымская легенда"

Глава 14

     Исаак Борисович внимательно слушал Энвера и поражался цепкой памяти молодого человека, который в деталях рассказывал о событиях десятилетней давности.
     - Это хорошо, что ты помнишь все, что касается твоего народа. Но в те годы ты был еще так молод, что многого ты, конечно, мог и не знать, - сказал Исаак Борисович, положив руку на плечо Энвера.
     - Это вы о чем? - заинтересовался я.
     - О некоторых событиях в Крыму во время войны, о которых мне стало известно, - ответил он, печально глядя на своего собеседника.
     - Пожалуйста, расскажите, что вы знаете. Меня интересует все, что связано с Крымом, с историей моего народа, - взволнованно
     сказал Энвер.
     - Разумеется, я тебе расскажу обо всем, что знаю, но очень прошу: информацию эту используй в свою пользу, не выдавая меня. Мне бы не хотелось никаких осложнений. Ты же знаешь, что меня уже полгода держат по так называемому "еврейскому делу", хотя и не находят против меня никаких улик.
     - Догадываюсь, Исаак Борисович. Было бы это несколько лет назад, они бы быстро нашли любые "улики" и вы загремели бы на всю катушку. А сейчас они вынуждены хотя бы искать эти самые улики. Так о чем вы хотели мне рассказать, Исаак Борисович? Мне ведь тогда было четырнадцать лет, и я, естественно, не все тогда понимал. Кроме того, мы были лишены правдивой информации. Лживая пропаганда работала вовсю, никто не должен был сомневаться, что крымские татары - предатели и депортация их из Крыма - заслуженная кара за измену Родине. Впрочем, это касалось не только крымских татар, но и других депортированных народов.
     - Ты прав Энвер, далеко не все тогда знали правду, - сказал Исаак Борисович, успокаивая разволновавшегося Энвера. - Это началось, еще задолго до выселения вас и других из Крыма. Еще в начале войны руководство СССР решило использовать еврейские общины, проживающие за границей, чтобы выколотить у них деньги для борьбы с фашизмом. Сталин рассчитывал таким образом получить десять миллиардов долларов от Запада. Для этих целей в Москве был организован "Еврейский антифашистский комитет". Во главе этого комитета были поставлены Михоэлс и Фефер. В 1943 г. Михоэлс по заданию Берия побывал в США, где он должен был прояснить реакцию влиятельных еврейских организаций и лиц на вопрос о создании автономной еврейской республики в Крыму и оказании помощи СССР в обустройстве этой республики. Идея создания в Крыму автономной еврейской республики была положительно воспринята и руководством США. Американский делец Гольдберг, имевший большое влияние в Белом доме, не скрывал планов американской дипломатии. "Крым должен стать еврейской Калифорнией", - заявлял он.
     Руководители еврейского антифашистского комитета активно включились в работу по реализации этого плана, чтобы помочь своему народу, который понес огромные потери уже в самом начале Второй мировой войны. К этому делу была привлечена и жена Молотова - Полина Семеновна Жемчужина, еврейка по национальности, влиятельная тогда женщина. Она в то время обладала немалой властью не только как жена Молотова, Наркома иностранных дел, но и как друг семьи Сталина и авторитетный работник наркомата, решавшая вопросы на уровне правительства. Когда Михоэлс по заданию антифашистского комитета встретился с Жемчужиной и ознакомил ее с планом создания в Крыму Еврейской Автономной Республики, Полина Семеновна одобрила его и согласилась оказывать всяческую поддержку.
     - Кое-что я уже понял, Исаак Борисович, - сказал Энвер после некоторого раздумья. - Однако неужели для того, чтобы выкачать эти деньги, нужно было так жестоко обойтись с народами, проживавшими в Крыму? Ведь тогда из Крыма были выселены не только крымские татары, но и греки, армяне и болгары. А как дальше развивались события?
     - В те майские дни, - продолжал "интеллигент", - после окончательного освобождения Крыма в Москве под председательством Сталина заседал Государственный Комитет Обороны СССР. На повестке дня, кроме обычных военных вопросов, стоял вопрос о судьбе Крымского полуострова. Можно представить себе, как проходило тогда это заседание.
     - Послушаем товарища Молотова, - очевидно, сказал Сталин, закуривая трубку, - у него есть очень интересная информация.
     Молотов, уже готовый к этому выступлению, держал в руках свои очки и тщательно протирал стекла.
     - Кроме экономических вопросов, которые необходимо решить после освобождения Крыма, - начал, наверное, свое выступление Молотов, нам надо рассмотреть и политические вопросы, связанные с Крымом. Прежде всего это касается притязаний Турции на Крым. На протяжении всей войны Германия вела закулисную дипломатическую игру с Турцией, склоняя ее к открытию второго фронта с вводом войск на Кавказ. Таким образом, Гитлер хотел прорваться к азербайджанской нефти. Но Турция сохраняла нейтралитет, пока не будет полной гарантии того, что за участие в этой акции Турция получит Крымский полуостров. Основным аргументом для Турции служили исторические факты, относящиеся ко времени, когда Крымское ханство было вассалом турецкого султана. Проживающих в Крыму татар они считали турками и на этом основании требовали присоединить Крым к Турции.
     Германия не соглашалась на такие условия, так как Крым был нужен ей самой. Весь южный берег Крыма был уже поделен между представителями руководства Германии.
     - На пути продвижения немцев по нашей стране, - продолжал Молотов, - крымские татары были первыми оккупированными мусульманами. Геббельс на весь мир раструбил о своей лояльности к мусульманской религии, о том, как немецкое командование терпимо относится к крымским мусульманам.
     - Это понятно, они планировали захватить Кавказ и Среднюю Азию с проживающими там мусульманами и потому вели активную пропаганду, - уточнил Сталин, прохаживаясь по кабинету.
     - У меня есть данные о жертвах крымских мусульман, уничтоженных немцами за годы оккупации Крыма, - не удержался Ворошилов, который только что вернулся из Крыма, где был в составе делегации по сбору материала о нанесенном ущербе в годы оккупации Крыма немцами.
     Сталин взмахом руки дал понять, чтобы Молотов продолжал выступление.
     - Меня настораживают эти факты, и я боюсь, что последние наши успехи на фронтах заставят Гитлера согласиться отдать Крым Турции взамен открытия второго фронта, - продолжал Молотов. - Мы должны лишить Геббельса использовать крымских мусульман в своей пропаганде, а Турцию - притязаний на Крым. Для этого считаю необходимым вывезти из Крыма представителей тех народов, которые могут послужить причиной для территориального спора между нами и Турцией, - закончил свое выступление Молотов.
     - Надо подумать, как это сделать, - сказал Сталин, который все время прохаживался по ковру, держа в руке потухшую трубку, - думаю, что правильно будет всех мусульман выселить из Крыма и сосредоточить компактно в одном месте, например, в Средней Азии.
     Ворошилов, собиравшийся выступить с отчетом правительственной комиссии со сведениями об уроне, который понес Крым за время оккупации, о жертвах среди мирных жителей, в том числе и среди крымских татар, расстрелянных и замученных фашистами, после выступления Молотова и поддержки Сталиным его предложения о выселении коренных жителей за пределы Крыма, отказался от выступления, боясь войти в противоречие со Сталиным, и сделал вид, что согласен с доводами Молотова.
     Неизвестно, обсуждала тогда Жемчужина с Молотовым план создания в Крыму Автономной еврейской республики или нет, теперь трудно судить, но выступление Молотова с предложением очистить Крым от коренных народов говорит о том, что он способствовал осуществлению этого плана, может быть и, потому, что идея первоначально принадлежала Сталину, который надеялся таким образом получить деньги от Запада. Молотов, который всегда поддерживал Сталина, не мог поступить иначе и в этой ситуации. В годы войны американцы зорко следили за положением дел на фронтах. Они выжидали. После того как стало ясно, что Германия проигрывает эту войну, а ее войска оставляют оккупированные территории, за океаном спешно стали разрабатываться планы послевоенного переустройства мира. И главной целью было обеспечение превосходства Америки над остальными государствами. Только со временем станет известным факт, что далеко за океаном вынашивался план создания в непосредственной близости от границ Советского Союза военных баз, которые могли бы держать под прицелом всю территорию СССР.
     В то время Америка успешно работала над созданием атомной бомбы. Тогда еще не было ракет и для применения этой бомбы требовались военные базы с аэродромами. Вот мы и подошли к тому, почему Америка так поддерживала идею создания в Крыму автономной еврейской республики. Ведь по прошествии какого-то периода можно было на базе этой республики создать независимое еврейское государство под патронажем США. Очевидно, подобное развитие событий было предугадано советскими дипломатами и разведкой, и потому далеко идущим планам американцев не суждено было сбыться. Получается, что высланные из Крыма народы пострадали из-за того, что оказались в поле дипломатических игр. Еврейский же народ не получил обещанную республику. Более того, после окончания войны в СССР началась травля евреев под разными предлогами.
     Что же касается Жемчужиной, вовлеченной в политические игры, то она как агент иностранной разведки была арестована, и Молотов ничего не смог сделать, чтобы спасти свою жену. Еще худшая участь постигла Михоэлса.
     Но вернемся к тому заседанию Государственного Комитета обороны. Сталин долго еще ходил со своей потухшей трубкой, не принимая окончательного решения. Может, у него были какие-то сомнения?
     - Может, он вспомнил того контуженного танкиста - крымского татарина, которого он видел во дворе Академии бронетанковых войск при осмотре подбитых немецких танков? - перебил Энвер рассказчика. - А может, ему вспомнились старые обиды? Когда Сталина в 1922 году правительство послало в качестве особого уполномоченного на Северный Кавказ устранить назревшую там угрозу националистических всплесков среди ингушей и чеченцев? Он потерпел там позорное поражение, так ничего и не сумев сделать. Правительство вынужденно было направить туда нового уполномоченного - Вели Ибрагимова, крымского татарина, который во время гражданской войны командовал контрразведкой Кавказского фронта. Конфликт, возникший между чеченцами и ингушами, он уладил мирным путем. Свои обиды Сталин не забывал. Ведь не зря, говорят, тогда он обронил фразу: "Вели, подрыв моего авторитета я тебе никогда не прощу!" И не простил. В 1928 году Вели Ибрагимов был расстрелян. Не простил он и ингушам и чеченцам, с которыми не смог в свое время справиться, и в 1943 году выслал их из родных краев.
     Теперь очередь была за крымскими татарами.
     - Трудно сказать, какими мотивами руководствовался Сталин в те минуты, - продолжал "интеллигент", но после раздумий он
     сказал Берии:
     - Подготовь постановление о высылке крымских татар.
     - Как сформулировать причины высылки? - спросил Берия, смотря на Сталина поверх своего пенсне.
     - Меня спрашиваешь? Ты в этом деле мастер! Придумай какую-нибудь "легенду", - бросил Сталин, недовольный тем, что обращаются к нему по пустякам.
     - "Легенду", "Крымскую легенду", - усмехаясь, поддержал Калинин, который сидел все это время молча и безучастно созерцал все происходящее, поворачиваясь своей бородкой то вправо, то влево. Он никогда не вступал в политические дебаты, так как боялся за себя. После ареста жены всесоюзный староста боялся всего и всех и был послушным орудием в руках Сталина.
     - Хорошо, пусть будет крымская "легенда", - согласился Берия. Он действительно был мастер наклеивать ярлыки. Но раньше это касалось отдельных арестованных или групп людей, обвиняемых в шпионаже, вредительстве и т. д., но обвинить целые народы Это была задача не из простых. Ведь всех от мала до велика, от младенцев до стариков не назовешь шпионами и вредителями, тем более, что мужская часть населения находится на фронтах. Много там и смешанных браков - с армянами, греками, болгарами. Берия пытался уточнить поставленную перед ним задачу.
     - Слушай, ты как на базаре торгуешься. Когда нам разбираться, кто армянин, кто грек, кто татарин, всех выслать, и очистить Крым, - сказал возмущенный несвойственной Берии нерасторопностью Сталин.
     Берия, посмотрев по сторонам и выждав момент, когда Сталин проходил мимо него, по-грузински что-то тихо сказал Сталину. Тот усмехнулся и, подойдя к Калинину, сказал:
     - Как маленький! Просит за эту операцию наградить его орденом Нахимова.
     - Ну, как же? За такую операцию, шутка ли, целый полуостров будет освобождать, нельзя не наградить. Он наверняка придумает хорошую "Крымскую легенду", - в тон Сталину поддержал Калинин.
     - Значит вот так, Исаак Борисович, решилась тогда судьба моего народа? - с возмущением сказал Энвер. - Эти люди, если их можно назвать людьми, обрекли на гибель целый народ. Не пощадили ни стариков, ни женщин, ни детей. В первый год после депортации погибла третья часть крымских татар. От голода и болезней умирали целыми семьями, некому было даже хоронить. Это был настоящий геноцид. До сегодняшнего дня народ мой не может оправиться от того чудовищного злодеяния, которое совершили тогда кремлевские вожди, - в отчаянии говорил Энвер.
     - Да, шла страшная война, и люди у власти могли безнаказанно творить все, что хотели. Кто мог удержать их от принятия тех или иных решений? Международные институты в то время были изолированы от Советского Союза, кремлевские вожди, как ты их называешь, не боялись никакого возмездия за свои злодеяния и преступления, - с грустью сказал Исаак Борисович.


На главную страницу Другие произведения Содержание << Глава 13 Глава 15 >>